суббота, 29 октября 2016 г.

После 11-го дня суда, я считаю, что теперь уже гарантировано могу назвать имя убийцы Немцова.

Но прежде чем я назову это имя, давайте вспомним какие интересные факты нам раскрылись за это время. И разумеется самое главное и без преувеличения, на сегодняшний день можно сказать, что это настоящая ядерная бомба в деле Немцова, случилась на 8-й день суда, из которого мы узнали, что на самом деле, несмотря на все интервью и заявления Дурицкой, что она якобы подбежала к водителю мусороуборочной машины, чтобы узнать у него номер телефона экстренной службы 112.... в итоге она никуда так и не звонила, о чем и поведала нам прокурор.

"Следующим прокурор зачитывает протокол осмотра карты скорой помощи. В ней было указано, во сколько был сделан вызов, когда приехали медики и констатировали смерть политика. Вызов поступил на станцию скорой медицинской помощи имени Пучкова. Оттуда изъята карта вызова: прием вызова — 23:41, передача на подстанцию — 23:42, передаче бригаде — 23:43, прибытие — 23:50, окончание вызова — 01:11."

Иными словами, звонок в скорую был осуществлен только через десять минут с момента фиксации убийства Немцова камерой ТВЦ в 23:31 и через 9 минут, после того как по легенде водителя мусороуборочной машины Сергея Будникова (который, как проговорилась прокурор, «если когда-нибудь будет найден») сообщил Дурицкой номер 112, что согласитесь, ооооочень длинный промежуток времени, чтобы набрать эти три коротеньких цифры на телефоне, если принять во внимание, что человек тяжело ранен и умирает.

Но дальше вы спросите, а с чего я взял, что Дурицкая вообще не звонила ни в полицию, ни в скорую и если не она, то кто тогда звонил? А кто звонил на самом деле, вытекает из этой видеозаписи


и этим звонящим как раз и был Виктор М, он же чистильщик, он же Евгений М, он же Евгений Молодых (хотя я уверен, что в карте вызова может быть указано еще одно не настоящее его имя) и он как я полагаю, и есть настоящий убийца Немцова. И судя по тому, что он говорит на записи Лайфньюс на отметке 2:28 и что подтвердила прокурор, данное время приема звонка 23:42 — очень похоже на правду. 

Действительно, из его рассказа следует, что его сообщение в службу 112 длилось три минуты и он закончил разговаривать одновременно с прибытием экипажа полиции, т. е. в 23:42, если смотреть по записи ТВЦ. И значит свой звонок в 112 он начал в 23:39, т. е. через 8 минут после того, как в Немцова стреляли и что согласитесь, не меняет суть разницы и тоже слишком долго, для того, чтобы оказать срочную помощь умирающему. И чем же он тогда занимался все это время? 

Так собственно тем, что и прописано у меня в расследовании. Пока дошел, пока осмотрел состояние Немцова, пока переговорил с руководством что делать, пока выбрал удобный момент, пока произвел первый выстрел в живот, потом переложил Немцова набок и сделал два других, потом пока перетаскивал Немцова за ноги (а это по времени камеры ТВЦ уже 23:35:30) пока подчистил все следы, привел себя в порядок, отдышался вот и наступило 23:39, после чего и можно было звонить в 112.

А почему Дурицкая не звонила в скорую? Или правильнее, почему Дурицкая так и не смогла позвонить ни в скорую ни в полицию? 

А почему не позвонила, я понял это только из допроса водителя и одновременно телохранителя Немцова, г-на Петухова (при этом полагаю, г-н Петухов намеренно понизил себе статус, сказав в суде, что ранее он выполнял функции и охранника и водителя, а в последнее время был только водителем). Итак, что мы поняли из его опроса? То ли в 23-30, то ли в 23-50 (и это тоже вранье, что он не помнит точного времени) ему позвонила Дурицкая и сказала: «Борю убили», еще была фраза «забери меня» и после чего Петухов утверждал, что либо она положила трубку, «либо он положил». Хотя как мы понимаем и то, и другое, тоже является абсолютным враньем, как и его последующее утверждение, что он не стал перезванивать Дурицкой, потому как всю последующую информацию об убийстве Немцова можно было узнать из интернета. https://zona.media/online/2016/25/10/nemtsov-9 
— Как вы узнали о случившемся?— Мне позвонила Дурицкая. По-моему, фраза была: «Борю убили на мосту». Она была в истерике, кричала. Это было где-то в 23:30, или в 23:50. Около 12.— Состояние ее какое?— Истеричное, слезный голос, «Борю убили на мосту».— Сказала, на каком мосту?— Не сказала, я думаю, она и не знала. Была вот эта фраза: «Забери меня» — и она положила, или я.— Дальше что? -  Дальше я стал смотреть в интернете. Действительно, была такая информация. Я позвонил своему напарнику Сергею. Мы с ним решили ехать на мост. Он приехал быстрее, я собирался, вызывал такси. Он позвонил, сказал: не надо на мост, приезжай сразу на допрос.
Адвокат Каверзин снова спрашивает, что Дурицкая сказала шоферу, когда позвонила ему после убийства. «Борю убили на мосту, забери меня отсюда», — повторяет Петухов.
— Вы пытались после этой информации [звонка Дурицкой, рассказавшей об убийстве] дозвониться ей, чтобы выяснить те обстоятельства, о которых она сообщила?— Нет, насколько я помню. По-моему, не пытался.— А можете назвать причину?— А потому что СМИ стали в виде бегущих строк давать информацию о том, что Немцов убит на Большом Москворецком мосту.— Через какое время вы это увидели?Я не помню.

Так вот, если попробовать проанализировать текст объяснений Петухова, как я уже писал ранее здесь http://sakralnaya-azhertva.blogspot.com/2016/10/9.html 

то давайте для начала подумаем, а если наше предположение верно, что первым выстрелом Немцова не убили, а только ранили, то кому еще сразу же после нападения на Немцова она могла позвонить? И чей единственный телефон кроме Немцова в Москве она еще могла знать? Правильно, водителя Петухова. И значит первому кому она начала звонить это была вовсе не полиция, и не в скорая, а бодигарду Петухову. И стала звонить не со словами Немцова убили, а в Немцова стреляли, он ранен, срочно гони сюда! И с точки зрения здравого смысла это было очень правильное решение, потому как  охранник, у которого под седлом мощный Range Rover по любому на таких словах должен был примчаться раньше всех и в том числе раньше скорой и полиции. 

 И отсюда, опять-таки, если наше предположение верно про двух стрелков, то звонить она могла начать по времени фактически сразу после выстрела в спину Немцову в 23:31:30, до того момента, как до нее успел дотопать второй стрелок и те два гражданина, что прибежали с другой стороны моста (с улицы Болотной) 


т. е. в промежутке времени с 23:31:30 по 23:34:00 Таким образом, звонок Петухову мог быть осуществлен либо до того как ее подозвал к себе водитель мусороуборочной машины, либо прямо при нем, когда до машины добежали эти двое с Болотной, но разговор прервался, ровно потому, что чекисты, что окружили ее толпой, скорей всего просто отняли у нее телефон и потому она уже не могла далее вообще никуда позвонить, пока убийство в отношении Немцова не было окончательно завершено. При этом реальная истерика с ней могла случиться именно в это время, когда она была на мосту фактически одна с раненым Немцовым и люди окружавшие ее были очень не дружелюбно к ней настроены.

А теперь рассмотрим другое время, что указал Петухов, если звонок был осуществлен в 23:50. Какой смысл Дурицкой было звонить сейчас, когда все уже было кончено, когда кругом понаехали репортеры, полиция и все такое? И какая с ней могла быть истерика, когда все уже было позади? И при этом фразы «забери меня» не могло быть по определению, куда ее забирать, если она в это время должна была сидеть в машине полиции либо следствия? И если звонок и был то только в плане "привези мне адвоката". 

И отсюда резюме. Единственный звонок, который могла успеть сделать Дурицкая с БММ со своего телефона (либо с телефона Немцова) — это был звонок водителю-бодигарду Петухову, который мог состоятся только в промежутке двух с половиной минут с 23:31:30 по 23:34:00, а дальше все, у нее просто отобрали телефон. Ни второму водителю, ни в полицию, ни в скорую — она позвонить уже не могла. Как и Петухов, не мог дозвониться до Дурицкой.

И это единственное логическое объяснение по каким соображениям Дурицкая могла быть отпущена в Украину. При всех других вариантах, если только не сами чекисты прессовали Дурицкую на мосту, возникает вопрос: «А как же ребятки, вы могли ее отпустить, если по факту в скорую она не звонила? А раз не звонила, значит она соучастница? И почему ее тогда выпустили, если вся ее история, про то, как она подбежала к водителю мусороуборочной, чтобы узнать у него номер телефона — оказалась вымышленная? И ответ элементарно прост — как раз потому и выпустили, что история эта была придумана не ею, а вами, то бишь придумана чекистами, чтобы скрыть свое участие в убийстве Немцова. Как ей сказали говорить, так она и говорила, точно слово в слово и никакой самодеятельности.

И то что Дурицкая не врала, а ее заставили врать, как раз наглядно и продемонстрировал на себе водитель Петухов. Который совсем не идиот, а его заставили быть идиотом и рассказывать дебильную историю, как ему позвонила Дурицкая, сказала, что «Бориса убили» и на этих словах, либо она, либо он повесил трубку и больше не стал ей перезванивать, потому как в интернете есть все новости. 

Правда отсюда возникает нюанс, если все-таки выяснится, что звонок от Дурицкой был осуществлен в промежуток времени между 23:31:30 и 23:34:00 (а я на 99% уверен, что так и было) то никаких новостей из интернета водитель узнать не мог, потому как первые новости появились как раз не раньше 23-50.

Но дальше возникают еще вопросы. Смотрите, каждый день суда по Немцову, приносит все новые и новые какие-то удивительные или правильнее сказать сенсационные подробности дела, о которых ранее ничего не сообщалось, но о которых безусловно были в курсе адвокаты. При этом всего в деле более 80 томов, а сколько информации из них попало в открытые источники? Ну один процент, ну два. И с этих 2%, я пишу приблизительно 150 страниц перечислений откровенного вранья, фальсификаций и противоречий, что я вижу в деле. А представляете сколько бы я написал, если бы у меня были все материалы? Без преувеличения, это было бы минимум 1 000 страниц и на написание которых (одних только перечислений вранья и даже без каких-либо выводов) у меня ушло бы несколько лет.

Ведь согласитесь что это странно, у меня не было перед глазами результатов медицинской экспертизы и я только построением логических вычислений пришел к выводу, что Немцова убили вовсе не в спину (как больше года врала об этом официальная версия) а в живот и грудь, но ведь адвокаты знали об этом с самого начала? Но почему молчали?

Или как это возможно, чтобы ни Дурицкая, ни свидетель Виктор М, как сейчас выясняется в течении первых 9 минут (!!!) не звонили ни в скорую, ни в полицию и никто не звонил. Т.е. Дурицкая ходила туда-сюда, Виктор М таскал за ноги по асфальту истекающее кровью тело Немцова, а в течении 9 минут скорую так никто из них и не вызвал!!! Я об этом узнал только два дня назад, а адвокаты получается, что знали об этом как минимум несколько месяцев, а почему молчат? Это секрет? От кого? Ведь карта с указанием точного времени вызова и фамилией лица, кто вызвал скорую появилась не вчера? И ладно бы адвокаты, СМИ молчат, все молчат!!!

Свидетель Петухов откровенно врет в суде, рассказывая об обстоятельствах звонка от Дурицкой, тогда как то, что такой звонок от Дурицкой состоялся, это уже важнейший фактор, много чего объясняющий, а получается, что мало того, что адвокаты знали об этом звонке, но вдумайтесь, за все это время, никто так и не удосужился узнать (запросить) а в какое точное время был совершен этот звонок, тогда как возможно одной только этой детали уже бы хватило, чтобы раскрыть все дело целиком.

И повторяю, это еще только 11 дней суда прошло, а сколько еще похожих открытий нас ждет впереди?

Но тем не менее пока воздержимся от однозначных оценок. Будем считать это косяками начала процесса. Тем более появились первые признаки того, что как и прокурор, адвокаты защиты (не потерпевших) как минимум меня читают и как максимум готовы прислушаться к моему мнению, что я считаю очень серьезной подвижкой. И потому, зная об этом, чтобы я предложил адвокатам заявить в суде уже на ближайшем заседании 1-го ноября.
  1. Заявить ходатайство о запросе оператору связи предоставить выписку по абонентскому номеру, с которого Дурицкая звонила водителю Петухову в день убийства.
  2. Те же данные запросить по номеру Петухова.
  3. Запросить у оператора биллинговую информацию, где в момент приема звонка от Дурицкой находился водитель Петухов.
  4. Предоставить информацию по абонентам, кому персонально в указанный день звонили Дурицкая и Петухов.
  5. Аналогично такая же информация должна быть предоставлена и по телефону Немцова и свидетеля Евгения Молодых, ну и до кучи водителя Сергея Будникова.
  6. Необходимо огласить в суде, кто конкретно (фамилия лица) кто в 23:42 осуществил вызов скорой помощи и тоже запросить информацию по этому номеру с какого телефона  звонили и где в момент звонка находился звонящий.
И полагаю после получения такой информации, много чего интересного вскроется.


среда, 26 октября 2016 г.

10-й день суда по Немцову, закончился грандиозной победой защиты, но они пока об этом не знают.

И чтобы понять в чем была одержана победа, для этого необходимо отмотать несколько дней назад и вспомнить, а что же было там. А напомню, в статье сравнительного анализа убийства Политковской и Немцова, я уже отмечал, что одно убийство — это вообще-то говоря калька с другого. Где главной атрибутикой обоих, является так называемая система 4 К: ключевой свидетель, ключевая экспертиза, ключевая прослушка и ключевое видео (хотя чуть позже сюда же я добавил и 5-е «К», под которым я понимаю «ключевое вещественное доказательство» и коим должен был стать пистолет оставленный на месте убийства).

Под ключевой экспертизой я понимал ту самую экспертизу ФСБ, из которой якобы следует, что пистолет был один и стрелок был один. И которая прошла как-то совершенно незаметно, чохом, со всеми другими экспертизами на позапрошлом заседании. В связи с чем, «ключевое видео» я ждал с особым интересом и можно сказать нетерпением, поскольку как вы помните анонсировал грандиозный разбор полетов по нему и почему оно является стопроцентным фейком. Что за видео? Разумеется видео от Лайфньюс, 


о котором я писал в своем расследовании и которое появилось буквально на второй день после убийства Немцова. Так называемое видео «маршрута побега убийц Немцова», и которое я полагаю частично было изготовлено еще до убийства Немцова и что собственно я и собирался доказать сразу же как только прокурор Семененко продемонстрирует это видео присяжным. Единственное как вы помните, на словах я пояснил, что заранее не собираюсь никому ничего рассказывать почему я считаю, что на видео Лайфньюс с моста съезжает тот же самый автомобиль, что и на записи ТВЦ, но... только с другим водителем, в другую дату и в другое время! 

И как там эта история развивалась и что в связи с моим заявлением делала прокурор (а я каждый раз повторяю, что она мои комментарии по суду читает) можно прочитать здесь http://sakralnaya-azhertva.blogspot.lt/2016/10/blog-post_11.html

И вот наступает день сегодняшний на котором я понимаю и должно было  быть представлено видео, но что же мы видим... прокурор и представление есть, а ключевого видео нет. Вместо видео мы читаем в стенограмме, что предъявляет присяжным прокурор. https://zona.media/online/2016/26/10/nemtsov-10


"Прокурор Семененко продолжает показывать присяжным маршрут передвижения ZAZ Chance, на котором, по версии следствия передвигались Анзор Губашев и Беслан Шаванов, а после убийства Немцова скрылся Дадаев. Один из адвокатов подходит к прокурору и просит не показывать присяжным фото машины, на котором не видно номеров. «Но это система поток определила эту машину как ZAZ», — возражает она и продолжает показывать фотографии присяжным. «Можно ли попасть с Большого Москворецкого моста на Арбат?» — спрашивает Семененко свидетеля. Он показывает на карте, как можно проехать на автомобиле и где находится улица Большая Молчановка".

Т. е. что мы имеем по факту? А то, что очевидно, прокурор прислушалась к моей критике и я бы даже сказал больше, к моим угрозам разоблачения. И теперь зажглись фары, не зажглись, никакого принципиального значения не имеет (и получается, что зря она устраивала театр и морочила присяжным голову по этому поводу) потому как того видео, как машина ЗАЗ-Шанс выезжает из камеры ТВЦ с выключенными фарами и въезжает в камеру Лайфньюс с включенными, она решила от греха подальше вообще не показывать, а обойтись просто нарезанными кадрами из него же, которые должны были по мысли прокурора символизировать маршрут как должен был передвигаться ЗАЗ-Шанс с Большого Москворецкого моста к Трубниковскому переулку.
Вот этот маршрут:


При этом не трудно заметить, само представление, каким образом проходила подача прокурором «маршрута побега», если раньше образно можно было назвать фарсом или балаганом, то сейчас это уже больше похоже на Кащенко! Как следует из стенограммы, присяжным показали не видео (на что я рассчитывал) а скриншоты фотографий из него, где нет ни регистрационных номеров авто, ни привязки к местности. После чего к прокурору абсолютно по делу подходит адвокат и просит не показывать какую-то непонятную машину без номеров, на что ему отвечают:

«Но это система поток определила эту машину как ZAZ», — возражает она и продолжает показывать фотографии присяжным».

И после чего адвокат безмолвно отходит. В то время как идиотия здесь в том, что похоже, ни тот, ни другой вообще не понимают, что такое система «Поток» и каким образом она фиксирует машины. Хотя, если бы адвокаты меня читали, то они бы знали. Что система поток — это всего лишь сеть тех же самых «Стрелок» разбросанных по городу (например карта сети здесь  ) и объединенных в одно управление, что позволяет фиксировать все ваши маршруты передвижения по городу как в реальном времени так и в архиве. При этом фотография зафиксированная в системе поток имеет совсем другой формат, чем фотография с камеры. И если мы говорим о темном времени суток, то она будет выглядеть примерно таким образом, 


потому как главная ее задача фиксировать номер, а не машину.
И когда прокурор (извините, не нашел другого слова) но впаривает вам фотку без номерного знака и говорит, что это фотка из системы «поток», ну господа, это уже беспредел какой-то, ей богу. Это все равно что принять к оплате доллары напечатанные на черно-белом принтере и туалетной бумаге. Фотку без номерных знаков, без привязки где, когда и на какой камере она была сделана, надо исключать из числа доказательств сразу. Тем более, неужели непонятно, а как еще может идентифицировать «система» (хоть поток, хоть не поток) вашу машину кроме как по вашему же номеру? Других способов еще не придумано и следовательно фото может быть только с номером, все остальное в мусор. 

Но вместе с тем, повторяю, несмотря на мою критику, для защиты все прошло просто великолепно. Ибо и что с того, что вместо фальшивого видео прокурор представила фотки из него же. Разве это что-то меняет? Для меня абсолютно ничего. Ведь я же предупреждал, что по-любому докажу, что это фальшивка. Тем более прокурор сама же сказала:

«Но это система поток определила эту машину как ZAZ»

Ну так и представьте доказательства как Вы определили, что это был тот самый ЗАЗ-Шанс, но только не из фальшивого видео, а как раз из системы «Поток» (о которой Вы похоже, мало что знаете) и я Вам докажу, что у вас было не так с ЗАЗ-Шансом, с «маршрутом побега» и по ходу объясню, почему у ЗАЗ-Шанс фары не зажглись.


Правда, единственная проблема, до сих пор так и не знаю, как же мне попасть туда к вам.

вторник, 25 октября 2016 г.

9-й день суда по Немцову, где мы впервые ощущаем сильный запах спецухи.

Как всегда день начался с анекдота.
Читаем стенограмму: https://zona.media/online/2016/25/10/nemtsov-9
Первым выступает судья:

"На сегодня мы вызывали свидетелей Дурицкую и Молодых. От Молодых пришло уведомление, что телеграмма не доставлена, адресат отсутствует, члены семьи от телеграммы отказались. О Дурицкой нет никаких сведений, даже неизвестно, вручена была телеграмма или нет. Направили письмо, о письме тоже сведений нет. Ну, она на территории Украины."

И здесь ладно, с Дурицкой, все понятно. А не забыли еще кто такой свидетель Молодых? Напомню, если кто забыл. Евгений Молодых, если он не оспаривает, что это именно он был на видео ТВЦ и в записи регистратора, то в моем расследовании — это стрелок №2, он же «чистильщик», он же Виктор М и он же бухгалтер Евгений Молодых из фирмы. Тот самый, кого теперь после оглашения результатов медицинской экспертизы однозначно можно назвать настоящим убийцей Бориса Немцова, поскольку первый стрелок, кем бы он не был (Дадаев это был или кто-то еще) не является убийцей, так как всего лишь ранил политика слабеньким выстрелом в спину, а добивал второй.

И напомню какие прогнозы я давал в своем расследовании по поводу где сейчас Виктор М и водитель мусороуборочной машины Сергея Б и каковы их шансы явиться в суд.

  • Первый (и на мой взгляд самый невероятный) они сейчас прячутся на конспиративной квартире как ключевые свидетели от чеченских дружков обвиняемых, но могут в любой момент придти в суд и дать показания. 
  • Второй, уже более реальный: они вдвоем поехали на рыбалку и оба разом утонули (либо производная). 
  • Третий, они по туристкой визе уехали в Эмираты и там пропали. 
  • И наконец, четвертый на мой взгляд самый перспективный, они вдвоем выехали на Украину и там пропали.
И похоже я угадал с выводами, если мы вспомним аналогичный прогноз что сделала прокурор Семененко на 4-м заседании
"Поскольку если когда-нибудь будет найден водитель Будников Сергей Васильевич".
Такая вот оговорочка по Фрейду и я боялся как бы и с Евгением Молодых не случилась бы сегодня такая же... но вроде как пронесло... в этот раз просто телеграмму не доставили.

Ну да ладно, возвращаемся к "запаху спецухи" и в какой момент я отчетливо почувствовал этот "запах". Сегодня опрашивали свидетеля Петухова, водителя Немцова. Опрос начинает прокурор.

Как вы узнали о случившемся?Мне позвонила Дурицкая. По-моему, фраза была: «Борю убили на мосту». Она была в истерике, кричала. Это было где-то в 23:30, или в 23:50. Около 12.Состояние ее какое?Истеричное, слезный голос, «Борю убили на мосту».Сказала, на каком мосту?Не сказала, я думаю, она и не знала. Была вот эта фраза: «Забери меня» — и она положила, или я.Дальше что? -  Дальше я стал смотреть в интернете. Действительно, была такая информация. Я позвонил своему напарнику Сергею. Мы с ним решили ехать на мост. Он приехал быстрее, я собирался, вызывал такси. Он позвонил, сказал: не надо на мост, приезжай сразу на допрос.

Адвокат Каверзин снова спрашивает, что Дурицкая сказала шоферу, когда позвонила ему после убийства. «Борю убили на мосту, забери меня отсюда», — повторяет Петухов.
Вы пытались после этой информации [звонка Дурицкой, рассказавшей об убийстве] дозвониться ей, чтобы выяснить те обстоятельства, о которых она сообщила?Нет, насколько я помню. По-моему, не пытался.А можете назвать причину?А потому что СМИ стали в виде бегущих строк давать информацию о том, что Немцов убит на Большом Москворецком мосту.Через какое время вы это увидели?Я не помню.

И здесь честно говоря, после того как прокурор на 8-м дне донесла до присяжных информацию, что Дадаев, 6 раз стреляя в Немцова со спины, пять раз попал ему в живот и грудь и один раз промахнулся, я думал, что ничего смешнее уже не будет. Ан нет, то что поведал нам водитель Петухов тоже оказалось достаточно смешно. Оказывается, человек ему звонит, говорит не что-нибудь отвези меня в спа-салон, а что Бориса убили, срочно приезжай. Не говорит, куда приезжать (потому, что не знает) а далее связь прерывается, а он даже не пробует ей перезвонить, а зачем ей перезванивать, когда интернет есть. И если что, интернет, ее сам и телепортирует с моста, он зачем с автомобилем ей нужен? 

При этом неожиданное прерывание связи, свидетель комментирует: 
 "Не сказала, я думаю, она и не знала. Была вот эта фраза: «Забери меня» — и она положила, или я".

Т.е. балаган продолжается в полный рост. Я в таких случаях всегда переспрашиваю свидетеля, не забыл ли он расписаться об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. А то, что он их дает (заведомо ложные показания) нет никаких сомнений. Я думаю он ей пробовал дозвониться раз двадцать в течении последующих 10 минут, но она либо не брала трубку, либо телефон был занят, либо еще что-то. После чего он стал звонить своему напарнику, что делать. А еще следом кому-нибудь из близких с кем работал Немцов, а про интернет он в тот день так и не вспомнил. Запросите выписку абонента у оператора и увидите, что все именно так и было как я говорю.

И совершенно очевидно, что это не его слова, а слова чекистов, что его науськивали, что можно говорить в суде, а что нет. А теперь возникает следующий вопрос, а зачем его в Чеке жестко прессовали, чтобы он сказал, именно то, что сказал? А тоже вполне очевидно. Кому должна была позвонить Дурицкая сразу же после убийства Немцова в отсутствие близких в Москве кроме Немцова? Правильно. Либо одному водителю, либо другому (а скорей всего и тому, и другому, не знаю кому первому) и если вдруг в суде выясняется, что свидетель говорит, что во-первых, разговор прервался, а далее он пытался дозвониться до нее на протяжении длительного времени, но так и не смог, поскольку скорей всего кто-то тем или иным образом блокировал его и ее попытки связаться друг с другом, то угадайте с двух раз, а кто же это мог быть там на мосту?

И вот здесь возникает другой вопрос, который напрочь разрушает мне мозг. А каким образом адвокаты там присутствующие, умудрились так и не задать того самого важнейшего вопроса: "Какое точное, а не приблизительное время, когда Дурицкая позвонила водителю Петухову"? 

И не просто спросить у него, а именно через суд затребовать операторскую выписку (где в том числе будет видно кому он еще звонил)? И тогда, в зависимости от того, в какое время осуществлялся этот звонок — можно будет сделать очень серьезные выводы как о времени самого момента убийства так и об участии Дурицкой в нем (в смысле является ли она соучастником или случайным лицом). Ибо если Дурицкая действительно звонила водителю так поздно, в 23-50 (а не ранее, допустим в 23-35), то здесь напрашивается только два вывода: либо ни до, ни после ей не давали звонить чекисты, либо она сама не звонила, потому что соучастница — других вариантов просто нет.

И повторяю риторический вопрос вслух: "Где запрос адвокатов? Почему он сегодня не прозвучал? Может завтра"?

P.S. И да, нашел в сети телефон и дозвонился до адвоката Бюрчиевой, представился, что я юрист из СПб Игорь Мурзин, хотел бы оказать посильную помощь. На что мне ответили, что она адвокат и ни в чьей помощи не нуждается. Ну и что тут сделаешь. 


воскресенье, 23 октября 2016 г.

На 8-м дне суда по Немцову мы узнали сенсационные результаты медицинской экспертизы, после чего никто не знает, чего же теперь с этим делать.

И прежде чем я расскажу, что случилось на 8-м дне слушаний и чего теперь с этим делать, как обычно сначала маленькое отступление.

Судя по откликам на мои комментарии по 6-му дню, не все с первого раза поняли, так в чем же там была изюминка аферы с гильзами и зачем она вообще понадобилась следствию? Попробую разъяснить на дополнительных деталях.

Так вот по хронологии, первое, что мы узнали, что там было не так с этими гильзам — это то, что патроны были разными: две гильзы были 86 года и четыре 92 года, что заставило некоторых (и в том числе и меня) задуматься, а не могло ли такое быть, что на самом деле пистолетов было два и стрелков тоже два? Затем проходит время и газета Коммерсант http://kommersant.ru/doc/2785211 сообщает нам, что по результатам медицинской экспертизы медики пришли к неутешительному выводу, что в Немцова скорее всего стреляли из двух стволов. А уже далее здесь http://www.kommersant.ru/doc/2821300 мы и еще более укрепляемся в этой мысли, поскольку выясняется, что на двух из шести используемых киллером патронах, набивальщик магазина оставил два следа большого пальца и что однозначно подсказывает нам, что едва ли так могло быть по жизни, чтобы набивальщик в один и тот же ствол сначала набил четыре патрона в перчатке, а потом зачем-то снял ее и оставшиеся добивал голой рукой. Тогда как скорее всего по факту, все было гораздо проще, было два разных человека и два разных пистолета: один набивал свой ствол в перчатке, а другой без. Один выстрелил из пистолета в Немцова два раза, а второй четыре.

Ну и наконец мы узнаем, что был и четвертый простой способ как подтвердить (или опровергнуть) версию что стрелков было два. А для этого всего лишь надо было провести простые вычисления по месту нахождения гильз, их маркировке и направлению пулевых ранений откуда прилетели пули и для этого нужно было только сохранить замеры расстояний между гильзами и знать маркировку гильз, где, какая лежала.
Итого, на стороне версии двух стрелков было 4 серьезных аргумента (а то что я написал на 150 страницах о том же самом, что стрелков могло быть только два, мы вообще пока ставим за скобки). Но вот выходит на сцену ФСБ и говорит, что у них есть некая замечательная экспертиза доказывающая обратное (что стрелок был один) и мы тоже пока ставим за скобки тот факт, что после сбитого боинга в Украине и подмены мочи в Сочи, все их экспертизы как-то репутационно не шибко многого стоят, но бог с ним и мы аккуратно отметим, что счет аргументов к 6-му дню слушаний по Немцову был 4:1 не в пользу ФСБ.

И дальше что происходит? Проходят 6,7,8-й день суда и из которых мы вдруг узнаем, что благодаря грубейшим процессуальным нарушениям, данные из которых можно было бы установить, что стрелков было два — следствие потеряло в «спешке». И мало того выясняется, что тихой, тихой сапой из доказательной базы вообще пропали все другие версии, говорящие о двух стрелках. И причем без всяких объяснений причин — просто нет и как будто корова языком слизала! В то время как наоборот, после «технической ошибки» как изящно пишет об этом РБК http://www.rbc.ru/politics/20/10/2016/58089b599a7947833304fd0b выясняется, что на самом деле теперь никто не может гарантировать, что конверт с уликами не вскрывался и гильзы, что прошли экспертизу ФСБ были теми самыми, что были собраны на месте убийства Немцова. Т.е. изначально вроде как было 4:0 в пользу версии о двух стрелках, а на финишной прямой стало 0:1 в пользу экспертизы ФСБ, из которой вытекает, что стрелок был один и им разумеется, был Дадаев. Т.е. чтоб вы понимали, как там все складывается в суде.... «здесь только что стояла моя ладья»!
Хотя с другой стороны, если вдуматься, а что, разве здесь что-то случилось не так? А сами попробуйте стать на место следствия, если единственная правильная мысль, что лезет вам в голову «так вы же и убили-с, контора-с», ну и какие ваши действия после этого?

И вот, после такого важного отступления, теперь самое время вернуться к не побоюсь этого слова сенсационным результатам медицинской экспертизы и выводам, которые я делаю на их основании.
Читаем стенограмму выступления прокурора https://zona.media/online/2016/20/10/nemtsov-8

"При экспертизе трупа обнаружили следующие повреждения:
сквозное огнестрельное проникающее пулевое ранение груди и живота (прокурор Семененко повторяет это дважды, чеканя каждое слово);
сквозное проникающее огнестрельное пулевое ранение также груди и живота (Семененко объясняет расположение этой раны).
«И первая, и вторая рана повредили внутренние органы Бориса Ефимовича. В первом — почка, диафрагма, мышца спины, пищевод, задняя боковая стенка правого желудочка. Это повреждение только по двум ранениям».
Третье — тоже сквозное огнестрельное проникающее пулевое ранение груди и живота. Четвертое ранение — слепое непроникающее в груди. Та же характеристика у пятого ранения.
«Все вышеуказанные повреждения образовались незадолго до смерти в результате пяти выстрелов из оружия, снаряженного пулями. Обращаю ваше внимания, что гильз было шесть, но одна не попала», — говорит прокурор.
Она объясняет присяжным, что один выстрел не ранил политика, а второй — причинил ему легкий вред: «То есть смерть Бориса Ефимовича наступила от четырех выстрелов: как от одного, так и в совокупности».

После чего полагаю, некоторые мои читатели тихо входят в ступор. - И че за фигня. Начали за здравие, а кончили за упокой. Ведь еще пять минут назад (до сенсационного заявления прокурора) всем было известно, что Немцова убили в спину. А сейчас вообще нет упоминания спины, а только грудь и живот? И что же это значит?

И действительно что? Более того, читаем выдержки из обвинительного заключения, с которым следствие пришло в суд и которое я не перестаю постоянно цитировать:
«В 23:31, продолжая следовать за Немцовым и Дурицкой, Дадаев, находясь примерно в 10 метрах от них, вытянул вперед левую руку, произвел шесть выстрелов из огнестрельного оружия неустановленного образца"....

А это как? «Продолжая следовать за» (т. е. находясь за спиной Немцова) Дадаев шесть раз выстрелил в спину и.... по результатам экспертизы получается, что пять раз попал Немцову «в грудь и живот» и одна пуля пролетела мимо? После чего меня клинит и все что приходит мне в голову, это детская загадка, что читала мне мама:

"Отгадай загадку, разреши вопрос: кто стреляет в пятку, попадает в нос"?

И хоть ответа я не знаю до сих пор, но зато теперь я хотя бы точно знаю, кто является главным специалистом в данном вопросе — и это прокурор Семенко. Которая не побоюсь этого слова, но перещеголяла в этом плане даже Коммерсант. Помните их гениальную формулу:

"часть пуль попали в спину, а остальные — в левый бок лежавшему на правом боку оппозиционеру"

и где под словами «часть пуль» маскировалась всего одна пуля, что попала Немцову в спину, а остальные (четыре) прилетели как они тоже изящно выразились со стороны «левой передне-боковой». И понятно почему они использовали такой хитрый оборот, скорей всего на тот момент, кому-то очень хотелось сохранить интригу, что Немцова убили именно в спину, а не в живот и грудь (как указал я в своем расследовании) потому они и придумали такую пикантную обходную дурку. Но вот только что мы видим сейчас? По версии Марии Эдуардовны получается, что даже «части» пуль не досталось спине Немцова, а все пять прилетели в живот и грудь?

Но спешу успокоить общественность. Ничего там не поменялось и все случилось ровно так как я и описывал в своем расследовании: одна пуля от первого стрелка легко ранила политика в спину, а три дополнительные от стрелка №2 добили Немцова в живот и грудь. И вы скажете: а как же выступление прокурора? А я вам отвечу, вот именно выступление и примерно такое же, где она рассказывала как у нее «фары зажглись» в ноутбуке. На то она и прокурор, чтобы строить такие "конструкции" (и к тому же она меня читает, о чем я не раз указывал в своих статьях) и потому, если вы внимательнее перечитаете, что она говорит:
«Четвертое ранение — слепое непроникающее в груди. Та же характеристика у пятого ранения...»,

то легко найдете в чем истинный смысл ее фразы, и где под словами «та же характеристика», следует понимать вовсе не то, что это ранение пришлось в грудь, а то, что пятое ранение такое же «непроникающее» как и четвертое. А куда оно пришлось Мария Эдуардовна просто скромно умолчала, хотя мы разумеется оба знаем, что под «пятым» она понимает именно то самое единственное ранение, что пришлось Немцову в спину и которое, если брать по хронологии, было вовсе не пятым, а первым.

И что важно, это не оговорка, а именно ее сознательная стратегия (причем заранее продуманная) назвать первый выстрел в спину Немцова пятым по счету и при этом замаскировать его таким образом как будто бы он пришелся не в спину, а в грудь, дабы попробовать сбить с толку мою читательскую аудиторию, которая с каждым днем все более и более прирастает (и что кстати сказать, частично ей удалась, ибо сразу же после ее заявления из которого вытекало, что в спину Немцову вообще никто не стрелял, читательская активность резко пошла на спад, а некоторые граждане даже стали мне писать ехидно в блог, типа вот же провалилась ваша версия г-н Мурзин!)

Но так ли это? А давайте сами подумаем, если Дадаев начал стрельбу сзади, то как тогда Мария Эдуардовна могла назвать единственный выстрел, что пришелся Немцову в спину — пятым, а не первым? Никак, если это только не сознательная манипуляция с целью запутать общественное мнение. Но вот только достигла ли она нужного результата? Думаю, что достигла ровно противоположного. Ибо, что теперь прикажете делать редакторам так называемых псевдооппозицонных СМИ Венедиктову и Муратову и их совместному заявлению, что они сделали в отношении меня на Эхе Москвы, что все что я написал галиматья? Ведь они же всем давно «доказали», что Немцова убивали в спину, кучу статей по этому поводу выложили в интернет, президенту успели пожаловаться о том же, а вот теперь встает прокурор и утверждает, что не в спину убили Немцова, а в живот и грудь. И самое пикантное, что из этого следует, что они не могли не знать об этом! 

Ибо это только я делал свои выводы, что Немцова ранили первым выстрелом в спину (причем легко) а убивали в живот и грудь, исключительно путем выстраивания логических цепочек. В то время как у того же Муратова была на руках экспертиза в которой все это было отражено и он должен был знать об этом не меньше года. И из из чего вытекает, что когда г-н Муратов называл на Эхе Москвы мое расследование галиматьей, он уже прекрасно знал, что все что там написано чистейшая правда, а врал он лишь из чувства солидарности с "конторой". Ну, и кто он после этого?

Но вот теперь, я повторяю свой вопрос: а что же им бедненьким  делать сейчас? Три дня уже прошло и четвертый пошел. Но после выступлений прокурора, вообще получается, что  Немцова убили в живот и грудь, а про спину там вообще ни слова не говорится? Что вообще все переворачивает с ног на голову. А что об этом знают слушатели Эха Москвы мне интересно? И и если Муратов и Венедиктов три дня молчат по этому поводу, то кто они после этого? И кого прикрывают? Кто им дает указания молчать?

Ну ладно, давайте дальше быстренько пробежимся какие там еще интересные факты открылись на 8-м дне слушаний и о которых ранее нам ничего не было известно.

Ну во-первых, в добавление о повреждениях, что получил Немцов со слов прокурора стало известно , что Немцов получил:

«Ссадины на лбу и на голени. «Они не влекут утраты трудоспособности, если речь идёт о живом человеке» (с) прокурор.»

И эта очень важная деталь, которая впервые подтверждает мои доводы, что Немцов упал именно по направлению лицом вперед и на живот. Скорей всего он чуть-чуть закрутился вокруг левой руки Дурицкой, когда падал. Инстинктивно она его пыталась придержать, но естественно удержать не смогла и он ударился об асфальт правой стороной головы. И кстати я давно приглядываюсь к этой фотографии 

и все думал, есть ли там на лбу справа гематома или это тень так падает. Но сейчас понимаю, что есть.

Вторым моментом и на самом деле тоже весьма и весьма сенсационным, стало оглашение карты скорой помощи, когда был сделан вызов в скорую.

"Следующим прокурор зачитывает протокол осмотра карты скорой помощи. В ней было указано, во сколько был сделан вызов, когда приехали медики и констатировали смерть политика. Вызов поступил на станцию скорой медицинской помощи имени Пучкова. Оттуда изъята карта вызова: прием вызова — 23:41, передача на подстанцию — 23:42, передаче бригаде — 23:43, прибытие — 23:50, окончание вызова — 01:11."

И как обычно, никто даже не заметил, что это еще одна информационная бомба. Смотрим время вызова — 23:41 и тихо фигеем. Ибо мы сверяем это время с временем на записи ТВЦ и понимаем, что в строке карты, где должно быть указано имя звонившего по определению не может быть указана фамилия Дурицкой (а должно быть указано имя какого-то другого человека). И то что это так, понятно из самого заявления прокурора, в противном бы случае он бы упомянул ее фамилию.

Так вот почему там нету ее имени? А очень просто, в Немцова стреляли в 23:31, т. е. вызов состоялся ровно через 10 минут после того как первый стрелок сделал первый выстрел в Немцова. Тогда как по «легенде» в течении первой минуты Дурицкая должна была подбежать к водителю мусороуборочной машины и узнать у него телефон 112 экстренной службы и как минимум на следующей минуте должна была позвонить в скорую и полицию? Но теперь выясняется, что узнав его, она никуда не звонила, а ходила туда сюда еще целых 9 минут. И значит если не позвонила сразу, когда Немцов был только ранен, то какой смысл ей было звонить потом, через 6 минут, после того как Немцов был добит вторым стрелком? И понятно, что позже, если кто и звонил, то точно не Дурицкая.

А на самом деле почему так получилось, что звонок был зафиксирован лишь в 23:41 описано у меня в расследовании. Да потому, что Борис Ефимович после первого выстрела был жив и в сознании. И Дурицкой не нужно было знать телефон 112, ибо его знал сам Немцов и скорей всего либо он сам, либо она по его просьбе, должны были сделать вызов по телефону 112 и скорее всего сделали, прежде чем до них успел дотопать второй стрелок. И приблизительное время в какое мог осуществиться этот звонок с 23.31.30 по 23.33.00, но он не мог сохраниться в записи (и потому был удален) поскольку из самой записи стало бы ясно, что Немцов жив и только легко ранен.

Либо второй вариант, если никакого вызова ранее вообще не было и первый звонок действительно состоялся лишь в 23:41 и не от Дурицкой, а от другого лица (а хотя бы даже и от нее) то тогда извините, она 100% соучастник и как же тогда она смогла выехать из РФ при таких обстоятельствах?

Еще один какой интересный момент — это судьба засекреченного ранее пятого выстрела, который изначально подавался общественности как "по касательной от шеи в голову". Как выясняется такого выстрела не было, а якобы вместо него имело место еще более странное ранение — "слепое непроникающее груди".

Как одно ранение можно перепутать с другим и как оно могло быть получено вообще — непонятно и все это больше смахивает на какое-то очередное динамо с подменами и подтасовками, чего в деле Немцова уже обнаружено просто какой-то космос и что подтверждает и странный факт, что фотографии всех других ранений есть, а именно этого «непроникающего ранения груди», «либо по касательной от шеи в голову» - нет.
Ну нет так и нет, чего над ним голову ломать, если ни то ни другое мы изначально не причисляли к смерти политика, а лишь рассматривали как некий дополнительный казус.

И наконец напоследок, хотел бы обратить внимание читателей на еще одну казалось бы совершенно незначительную справку, что прозвучала на суде из уст прокурора:

«Я, пожалуй, еще раз прочту», — говорит прокурор Семененко и перечисляет их опять.«Шесть выстрелов, пять попало, восемь ран — потому что три сквозные, две слепые»
Следующий протокол — выемки трех пуль из тела Немцова, когда он был доставлен в морг. «Итак, две пули были найдены на мосту, еще три — изъяты из тела Бориса Ефимовича. Всего пять пуль, одна так и не была найдена», — объясняет присяжным Семененко.

И тут я просто не могу не восхищаться, с каким же врожденным артистизмом работает прокурор. Как гениально, как тонко, как обыденно она умудряется впарить всем присутствующим важнейшие детали и таким образом, чтобы с одной стороны сказать о них, а с другой, ни в коем случае, не заострить на них чье-либо внимание.

Тогда как на самом деле, вот эти маленькие детальки, о которых сообщила нам на 8-м дне слушаний прокурор и являются той самой главной ниточкой, потянув за которую я и развязал весь клубок убийства Немцова (в чем там была фишка с этими "три пули были изъяты из тела Немцова" можете прочитать у меня в расследовании). 

После чего, ну просто не могу удержаться чтобы не спросить прокурора:
«Мария Эдуардовна, неужели Вы не понимаете, что весь этот балаган в котором Вы играете главную скрипку, не будет уже так успешен как в деле Политковской и рано или поздно накроется медным тазом"?


вторник, 18 октября 2016 г.

На 5-м дне суда по Немцову настоящие убийцы сами себя разоблачили, но адвокаты похоже об этом пока не знают.


Ну, вот и все. После 5-го дня слушаний, можно однозначно сказать, что никаких темных пятен в деле убийства Немцова не осталось. Убийцы сами себя разоблачили.
Но прежде чем я расскажу каким образом это случилось, сначала маленькое отступление.

Несколько дней назад, я написал, об убийстве Немцова, что на самом деле — это точная копия убийства Политковской и где главная идея почему это так, даже не в том, что в обоих случаях все ключевые обстоятельства убийства сходятся буквально до мелочей, а в моем твердом убеждении, что по давнишней традиции, которой придерживается власть (и к кому я отношу и чекистов) «лучшее враг хорошего», зачем придумывать велосипед, когда можно использовать уже удачно зарекомендовавший себя опыт. И где предполагается, что бандерлоги (граждане России) настолько глупы и забывчивы, что даже, если те самые заезженные ходы, что были применены в деле Политковской-Немцова использовать и еще 20 раз подряд, то они все равно ничего не заметят (что собственно и происходит по факту). И потому всякий раз, говоря об убийстве Немцова, я вынужден столько же раз обращаться и к убийству Политковской, чтобы подтвердить свои выводы на практике. В этот раз есть смысл поговорить о пистолете, что был использован в обоих убийствах и о важнейших деталях, которые честно говоря, изначально я упустил.

Так вот рассказываю для тех кто не помнит либо не знает, но в деле Политковской пистолет был оставлен рядом с жертвой и выступал там как важнейшая улика, поскольку в результате экспертизы было установлено, что на нем остались волокна с тканей сидений зеленых жигулей, на которых разъезжали браться Махмудовы. Или иными словами: между брошенным пистолетом, тканью сидений зеленой четверки и братьями Махмудовыми была прямая взаимосвязь. В то время как в деле убийства Немцова, несмотря на ту же казалось бы вырисовывающуюся взаимосвязь (а по версии следствия, «Заур Дадаев «взял пистолет с глушителем» не откуда-нибудь, а тоже «из-под сиденья») но тем не менее, такого пистолета в деле убийства Немцова, не оказалось. И вы скажете: «Ага, так значит все-таки есть различия с делом Политковской»!

А вот и не спешите с выводами. Я тоже очень долго размышлял, так что же там такое случилось с этим пистолетом? И почему если по моей логике оба этих убийства организованы по одному и тому же лекалу и одними и теми же людьми, то почему в деле Немцова железный вариант с пистолетом оставленным на месте убийства не прошел? А далее еще вопросы остаются: если убийца был не Дадаев, а кто-то из спецконтингента ЧеКа, то как же он умудрился так плохо выстрелить? Вместо того, чтобы попасть Немцову в спину на уровне груди, он попал ему чуть ли не в поясницу (как будто стрелял карлик) и плюс к тому, пуля ушла куда-то сильно влево, как будто бы у него тряслись руки. И если бы не огромный торс Немцова и еще бы пару сантиметров, то он бы вообще бы в него не попал... а разве так стреляет профессионал с 2-3-х метров? 
Сюда попала пуля после первого выстрела

И вот если помните, я в своем расследовании делал предположения, мол, возможно он стрелял с глушителем, который изменил балансировку пистолета и потому пуля ушла вниз. Может быть у него действительно тряслись руки после вчерашнего, ну мало ли что бывает (хотя если по-чесноку, все это не очень-то вяжется с профессионалом). Но что самое удивительное и что невозможно было вообще никак объяснить — это слабость выстрела, которая поразила и врачей медиков и специалистов баллистиков. Ибо тот самый единственный выстрел, что угодил в спину Немцова, оказался каким-то смехотворно слабым и насколько я понял из экспертизы, пуля застряла даже не в кости, а в мягких тканях, в то время как 3 последующих выстрела прошили Немцова насквозь. Т. е. разница между первым и последующими тремя выстрелами — получилась какая-то гигантская, как будто бы кто-то сначала стрелял в Немцова пулей из рогатки, а затем три раза повторил из ружья.

И вот несколько дней назад, перебирая различные публикации по теме Немцова, я случайно наткнулся на такую: https://ria.ru/incidents/20160620/1449230439.html
"В ФСБ отметили, что в последние годы на нелегальном рынке вырос спрос на огнестрельное оружие, изготовленное из так называемых массогабаритных макетов (ММГ) и гражданского оружия, составные части которых идентичны их боевым аналогам. Значительная часть контрабанды деталей, из которого оно производится, идет из Украины. Сотрудники спецслужб отмечают, что оружие, произведенное подобным образом, применялось преступниками при совершении тяжких и резонансных преступлений. В частности, при убийстве общественного деятеля Бориса Немцова и депутата местного самоуправления Черекского района Кабардино-Балкарской Республики Кантемирова".

После чего я хлопаю себя по лбу, бог ты мой, ну как же я раньше до этого не додумался, ну конечно, это же и есть объяснение! А дело здесь в том, что специалисты по оружию прекрасно знают, что представляет из себя пистолет собранный из «массогабаритных макетов» (читай из запчастей от швейной машинки «Зингер») где основная его пикантная особенность в том, что да, иногда такие пистолеты могут служить долго и вполне надежно, но гораздо чаще такие пистолеты подводят стрелка и совсем не редкость, когда такой самопал прямо на первом же выстреле разрывается в руках. Полагаю, именно это событие и имело место в деле убийства Немцова, а не то, что я там напридумывал в расследовании. Ведь с данной подсказкой, все становится просто как белый день, ибо если мы говорим о «сакральном убийстве в терминологии Владимира Владимировича, где главное не «грохнуть», а перевести стрелки (например на СБУ) то получается, что гражданка Украины Дурицкая, г-н Шаванов, который, что-то там напортачил в Украине, опять-таки украинский автомобиль ЗАЗ-Шанс, ну и наконец как вишенка на торте, обнаруженный на месте убийства и собранный в Украине самопальный пистолет, на котором будут найдены волокна от сидений ЗАЗ-Шанс — все это как определенный «джентльменский набор», станет прекрасным доказательством существования заговора против России и против ее первых лиц и от которого Украине будет ну, оооочень трудно отвертеться.

И здесь все бы хорошо, но похоже последняя сценарная задумка, оказалась слишком рискованной, чтобы быть реализованной на практике. Как оказалось, это не меткость стрелка подвела, а как раз мусорные детали из которого был собран пистолет. Он оказался слишком непригодным для стрельбы и развалился уже после первого выстрела. Пуля мало того, что полетела черти куда, но и понятно, что полетела еле, еле, причинив Немцову минимальный урон (а куда полетела вторая, вообще одному богу известно).

И значит сама картина убийства Немцова по сравнению с тем, что была нарисована мною ранее, еще более прояснилась. И прежде всего, в понимании того, что цель убийства Немцова была прежде всего связана с дискредитацией Украины, нежели с устранением самого политика (или правильнее сказать, она была как минимум двуединая - и убить, и подставить). И в этом плане становится еще более заметным, что задуманный сценарий «сакральная жертва», в отсутствие на месте убийства вишенки на торте, в виде собранного из украинских комплектующих пистолета со следами обшивки ЗАЗ-Шанс на нем — определенно оставляют сценарий не завершенным (как в анекдоте, когда первый копает яму, а третий закапывает в отсутствие второго с деревом). Или иными словами, убить то убили, а вот подставить толком не удалось. После чего красивого логического объяснения, какого черта убийца унес с собой пистолет, у следствия для общественности так и не нашлось.

Ну а теперь, самое время перейти к 5-му дню слушаний и в чем там была сенсация. А в том, что читая стенограмму суда, я вдруг понял, что упустил из виду важнейшую аргументацию, из которой тоже можно было легко и изящно доказать, что в деле убийства Немцова, стрелков было два. 

И такие доказательства,  адвокаты защиты могли найти сами, лишь сопоставив место расположения гильз на месте убийства Немцова между собой. Ибо что вытекает из моего расследования? А то, что первый стрелок стрелял Немцову в спину с расстояния 2-3 метра (не дальше) и смог совершить только два выстрела по причине проблем с оружием. При этом, поскольку он прятался в тени мусороуборочной машины, наиболее естественная точка, где он находился, ближе к краю тротуара слева. А значит обе гильзы от пистолета должны были полететь вправо в сторону гранитного ограждения моста, возможно даже удариться об него в нижней точке, отскочить и где-то там зафиксироваться на расстоянии 2-3 метров от Немцова. 
Направление, куда должны были полететь гильзы  у стрелка №1, перпендикулярно ограждению

Сам Немцов как мы предполагаем, должен был упасть лицом вперед (возможно сделав еще пару шагов, либо нет). Но в любом случае, если мы предполагаем, что стрелок №2 произвел второй выстрел в живот Немцову стоя прямо над ним у гранитного ограждения моста, то за счет длины ног Немцова, минимальное расстояние на котором находился второй киллер от места падения первых двух гильз будет уже 3-4 метра. Далее, поскольку по моей версии, второй стрелок мог осуществлять свои выстрелы только визуально контролируя дорогу (т. е. лицом к дороге и к Немцову) то в этот раз гильзы должны полететь от стрелка снова вправо, но теперь вдоль гранитной ограды моста либо, в зависимости от угла удержания пистолета, за ограду и на лестницу. Гильзы пролетят 2-3 метра и как-то там упадут ближе или дальше. 
Если предположить, что фигура без головы это стрелок №2 и в правой руке у нее зажат пистолет, то направление, куда могли полететь гильзы могут быть только два: либо вдоль ограждения, либо за него на лестницу.
Но в любом случае понятно, какой бы из вариантов не выбрать, но поскольку оба стрелка находились в разных точках и гильзы у них разлетались в разные стороны по отношению друг к другу, то каждый из вариантов гарантирует нам, что гильзы обоих стрелков будут лежать в разных местах, что и должны были обнаружить адвокаты в материалах дела!

Более того, если мы вспомним, что в моей версии у разных стрелков были снаряжены в магазинах разные патроны (первый до поломки ствола успел выстрелить двумя патронами Тульского механического завода 1992 года, а второй добивал Немцова, четырьмя спецпатронами  Юрюзанского завода 1986 года) то в этом случае по материалам дела, совершенно нетрудно будет установить, что в одном месте на тротуаре за три метра до ног Немцова должны были остаться две гильзы Тульского механического завода 1992 года, а минимум в 5-7 метров от них (либо вообще за оградой на лестнице) будут валяться 4 гильзы 1986 года Юрюзанского завода. И отсюда снова возникает забавный вопрос, если гильзы лежали именно в том порядке, в котором я указал, то адвокаты еще полтора года назад должны были объявить, что их подзащитные невиновны. А почему же не сказали и почему мы не знаем об этом до сих пор? Или я не прав в своих выводах?

 И это не все. Если граждане напрягутся, то они легко вспомнят, что информация, о том, что на месте преступления нашли две гильзы одного завода и четыре другого прошла фактически сразу после убийства, но вот другой простейшей информации, казалось бы еще более очевидной и напрашивающейся: А как там лежали эти гильзы по отношению друг к другу? А не могло ли такого быть, что патроны разные, потому что стрелки были разные? А если стрелки были разные, то и кучки с гильзами могли быть разными и в разных местах: в одной например, могли быть две гильзы 1992 года, а в другой (допустим на расстоянии 5-6 метров от первой) четыре гильзы 1986 года?

 Но как мы знаем, никто и никогда, таких вопросов следствию не задавал, а раз так, то оно на них и не отвечало.

И вот наступает 5-й день, читаю стенограмму суда, что там делают адвокаты, какие вопросы задают следствию, что им отвечают и чувствую, что нахожусь в каком потустороннем, параллельном мире, откуда за всеми наблюдаю как за стеклом, но вмешаться не могу. 

А из стенограммы вытекает, что похоже адвокаты подловили следователей в нарушении порядка оформления процессуальных документов и по этим основаниям считают, что все собранные гильзы на месте преступления, на которые ссылается обвинение — являются недопустимым доказательством по делу и их надо из доказательной базы исключить. 

Адвокаты задают вопросы следователям, Муса Хадисов. 
— Скажите, расстояние между гильзами, или от бордюра, или от трупа вы замеряли?
— Нет, я просто места указал.
— По какой причине? У вас линейки не было?
— Все было. Суматоха большая была.
— Это самый важный момент, расстояние, от дороги, от бордюра. Почему не сделали?
— Не знаю, не могу пояснить, — отвечает следователь.
Допрос возобновляется. Почему на фототаблице нет снимка гильз, на котором была бы видна маркировка. Следователь невнятно отвечает, что эксперт делал четкие снимки.
— Вы когда узнали, что потерпевший является Немцовым?
— Еще перед выездом, дежурный сообщил.
— Если такой человек, почему не выполнили важные действия?
Судья прерывает адвоката: «Ну что он теперь вытащит из кармана новый протокол и скажет, что все замерено?».
Адвокат Каверзин спрашивает следователя далее:
Клали ли гильзы на белый листок, чтобы сделать их снимки. Федоров подтверждает, что эксперты для удобства действительно фотографировали гильзы на листах. «Как я думаю, именно для этого проводилось», — добавляет он.
— Описали ли вы индивидуальные признаки тех предметов, которые вы изымали?
— Что вы подразумевете под индивидуальными признаками?
— Ну например марка часов. Гильза имеет номерные значения. Это же индивидуальный признак?
— Угу. Но я не могу сейчас ответить, мне надо протокол посмотреть.— Вы записывали индивидуальные признаки или не записывали?— Сейчас не помню. Каверзин спрашивает следователя, обязывает ли УПК записывать индивидуальные признаки изъятых предметов. Следователь отвечает утвердительно. После нескольких похожих вопросов Каверзина Федоров говорит, что, возможно, не внес в протокол все индивидуальные признаки гильз.

И так десять раз по кругу (можете перечитать стенограмму) где каждый из адвокатов по очереди сменяя друг друга задают и следователю и эксперту  один и тот же вопрос, почему нет замеров расстояния между гильзами, ведь это же так важно? Почему маркировка гильз на фотографии не читается, ведь это же так важно? Почему в протокол не записали, ведь это же важно? А те тоже сменяя друг друга традиционно отвечают. - А не знаю почему. Запарка была

А судья поддакивает. - Ну, что же теперь с этим делать. Бывает.

И очевидно, что адвокаты видят перед собой прямое грубейшее нарушение УПК и просто хотят по этим формальным основаниям исключить эти гильзы из доказательной базы, в то время как я из своего потустороннего мира смотрю на это дело и вижу совсем другое. Что это и есть объяснение: почему вплоть по сегодняшний день ни адвокаты, ни СМИ, ни вообще хоть кто-нибудь кроме меня, не узнал, что на самом деле "кучек" действительно было две и в одной были гильзы 92 года, а в другой 86-го.

Т.е. это ровно то, о чем я и думал, что гильзы были найдены на мосту именно в той последовательности и в том соотношении как я и предполагал (сначала две на тротуаре на мосту, а затем четыре за ограждением на лестнице) но только установить расстояние между этими двумя и четырьмя гильзами, чтобы удостовериться, а мог ли так одномоментно выстрелить один стрелок, чтобы гильзы оказались друг от друга на расстоянии стольких метров — теперь уже не представляется возможным, поскольку эксперт и следователь, кто должны были замерить это расстояние и занести эти данные в протокол (внимание!!!) забыли это сделать в пылу запарки.

Но если бы только это, что они забыли. Выясняется, что и установить где, в каком месте, лежала гильза с той или иной маркировкой — тоже не представляется возможным, поскольку в протокол эти сведения не внесены, а на фотографиях имеющихся в материалах дела — эта маркировка не читается. т. е. в материалах дела имеются сведения о собранных 6-и гильзах и имеются сведения об их маркировке, но каким образом были получены эти сведения и где лежала та или иная гильза установить невозможно!!! А на вопрос следователю Федорову, кто отвечает за эти фото, а как такое вообще возможно, чтобы в материалах дела были собраны не читаемые фотографии? Идет классический ответ — не знаю, были читаемые!

Т.е. всех держат за заведомых идиотов. Я уверен, если следователя попросить вспомнить, а было ли хоть раз в его жизни, чтобы он забыл померить важнейшие данные в сборе улик, каковым является расстояние между гильзами или чтобы у него на фотографии маркировка гильзы была не читаемая или чтобы эти данные он забыл внести в протокол? И он не вспомнит такого факта про себя, потому что этого не может быть никогда. При этом наглость и дебилизм его объяснений просто зашкаливает. Доказать, что они вместе с экспертом врут, ну, это же просто элементарно. 

Они утверждают, что вписать в протокол маркировку гильз они забыли в запарке, а только надписали номера маркировки на конверте куда общей кучей сложили все гильзы. Но вот только вопрос: «А каким еще путем следователь Федоров мог узнать о маркировке на гильзе, кроме как сначала сфотографировав ее фотоаппаратом? Никто еще не придумал как ночью, в полумраке можно прочитать на гильзе маркировку размером с шестой кегль, кроме как сначала сфотографировать ее фотоаппаратом со вспышкой, потом рассмотреть картинку с помощью зума на мониторе камеры и уже только после этого переписать с нее цифры на конверт. И никак по другому. Можно сделать простой эксперимент, дать следователю десять гильз и попросить прочитать маркировку ночью на мосту. Он там хоть одну цифру увидит острым глазом? А понятым он что показывал? Кукиш с маслом? Или они ему на слово верили? И как это вообще возможно, чтобы дежурный следователь, работа которого в том и заключается, чтобы вовремя прибыть на место убийства и зафиксировать улики путем указания их точного расположения, отличительных признаков и все это с привязкой к событию убийства и между собой - не сделал этого? Это извините такой же бред, как пожарный в спешке забудет потушить пожар, а врач в спешке забудет оказать помощь умирающему! Бредятина для дураков!!! 

Так что не рассказывай мне байки, г-н следователь. Все-то у вас есть и замеры расстояний между гильзами и фотографии с читаемой маркировкой, но только вы забыли в суде рассказать, что и расстояние и особенно маркировка на гильзах однозначно докажут только одно, что стрелков было два и пистолетов с разными патронами, тоже было два. И потому это было не ваше решение, а скорей всего требование вашего начальства, пойти на заведомое уголовное преступление и фальсифицировать доказательства, подменив одни фактические данные на другие, а в суде потом строить из себя идиота. Но вот только дальше возникает еще вопрос, что собственно и вынесен у меня в заголовке. А вам не кажется господа, что своей неуклюжей попыткой скрыть улики, следствие тем самым не только разоблачило себя, но и настоящих убийц, которых они прикрывают? И отсюда наш заочный спор с г-м Гирькиным-Стрелковым чьи же все-таки спецслужбы покуролесили там на мосту (ЦРУ, СБУ, ФСБ, МИ-6 и т.д.) потерял всякий смысл?


P.S.  Да, ну и в конце концов господа, судя по тому, что происходит в суде, я вижу, что адвокаты кожей чувствуют, что следствие их как-то динамит с этими гильзами, но понять как и зачем, они явно не могут. Ну так расскажите же им кто-нибудь, что там на самом деле! И что не гильзы надо исключать, а доказывать в суде, что стрелков было двое. Ибо когда следователи на вопрос о расположении гильз отвечают вам:


"Две гильзы вроде были на тротуаре, три внизу, на площадке, одна — на ступеньках»,
То это уже означает две "кучки"  и обе на очень, очень далеком расстоянии друг от друга. Правда единственная проблема, доказать с помощью экспертизы, что стрелков было два, уже не удастся. Ибо в проведении экспертизы вам откажут, поскольку расстояний между гильзами не указано, а вычислить кучки по году рождения, у вас тоже не получится, так как фотографии с маркировкой гильз и привязкой к местности не читаемые. 

Ну так пусть не доказать, но хотя бы заявить об этом в суде, кто-нибудь же должен из вас!?